Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Чекмарев Владимир Альбертович. Анабазис на фоне Северной Анголы

Вместо эпиграфа

Настоящая романтика есть только в танковых войсках. Сытое рычание танковых дизелей, за несколько минут до рассвета. Под завязку наполненные баки, полные боеукладки со снарядами, в курсовом и спаренном пулемете заправлены ленты и командир налаживает на башне любимый ДШК, ища взглядом на горизонте наглую муху Алуэтта, которую 12,7 снимет за километр легко. И уверенность в том, что там за далекими холмами ждет белый город утопающий в зелени, где ждут усталых танкистов девушки, цветы и пиво. И надо только пройти через это плато, усеяв его обугленными скелетами Элефантов и Сарацинов и ведь пройдем, как проходили не раз. И пусть вместо белого города опять пылающие развалины, вместо девушек снайперы УНИТА а вместо пива пайковый ром панцергренадеров Рауля, но все равно мы опять победили. Броня крепка и танки наши быстры!


Для чего оно тут - теряется, однако, этот эпиграф. :( Вот уже на Самиздате его (эпиграфа) нет. У меня почему-то отложилось, что я эти "ФАНТАЗИИ НА ТЕМУ АФРИКАНСКИХ СНОВ" читал на артофваре - увы, там вообще Владимира Чекмарёва нет. Так что я этот эпиграф оставлю на память, пока он куда-нибудь совсем не сгинул.
PS. Не, не ошибся. Был он на артофваре. Только почему-то нет там его произведений. :(
беркут парящий

Алхимик? Какой-такой алхимик?

А вот такой:
Ты — Алхимик-Вор
Такие, как ты – умны, проницательны, изворотливы. Дотошны настолько, что злопыхатели называют вас занудами. Ну и пусть их, вам это фиолетово в крапинку. Ведь еще есть столько нерешенных задач и нераскрытых тайн, требующих внимания. Довести зомби вопросами до нервного срыва? Перевоспитать демона? Раскрыть пару заговоров? Обойти непреложный закон? Кто-то сказал «невозможно»? Да вы что! Эти и многие другие задачи ты способен решить за пару-тройку трубок. Ах, не куришь? Ну, тогда несколько чашек чая. Кстати, по мнению нескольких экспертов, знаменитый Шерлок Холмс принадлежал к тому же классу, что и ты. Тень дает тебе удачу и Нюх, а интеллект и любознательность позволяют использовать их с максимальной эффективностью.
Пройти тест


Не, ну а чо - прикольненько так, особенно про зануд и "невозможно" - где-то я нечто подобное уже слышал. прктсссски в свой адрес. :)
Сцылко потырено откуда-то отседова: http://astarsan.livejournal.com/
беркут парящий

Андрей Загорцев. Матрос СпН.

Собственно вот:

Посмотреть на Яндекс.Фотках
* довольно хрюкнув, счастливо взвизгнув
Счастье есть, оно не может не есть!
Это вот посреди мракоебсия (с) by КрокодильчЕГ такой заряд бодрости и хорошего настроения, что я аж весь из себя довольный становлюсь.
беркут парящий

Война и Любовь не бывают случайны..."

Оригинал взят у bugel852 в Война и Любовь не бывают случайны..."
Война и Любовь не бывают случайны..."
Творческая судьба военного поэта, журналиста и писателя Виктора Верстакова сложилась дай Бог каждому избравшему сей нелёгкий путь.Талант, помноженный на преданность присяге, – вот верстаковский стержень, который держит его до сих пор в шеренге правофланговых армейского поэтического строя. Без сомнения, афганская война стала для военного корреспондента “Правды” плацдармом, взятым-завоёванным с честью, с отвагой и мужеством. Этот свой плацдарм он никому не отдал, с него повёл дальнейшие наступления на перевалы, вершины. Едва ли не первым из советских военных журналистов Виктор оказался в Афганистане в “засекреченном” декабре 1979-го, в 1983-м выпустил в Воениздате свой “Афганский дневник”, который после следующих поездок на войну раздался втрое.

Вместе с купленными в афганских дуканах японскими транзисторными магнитофонами станут привозить оттуда в Союз и первые афганские песни военного барда.Имени его многие слушатели до поры даже не знали. Но песни переписывались на сотни и тысячи кассет, потому что были они “правильные” — толковые по содержанию, красивые по звучанию. Некоторые вошли в репертуар ансамблей, профессиональных и самодеятельных, подверглись всяческим аранжировкам-изыскам, как песня “Спроси пустыню”:

Опять жара за пятьдесят, 
Пески взметнулись и висят. 
И лезешь в бронетранспортёр, 
Как в полыхающий костёр, 
Выхватывая из огня 
Боекомплект шестого дня. 
А сколько их ещё – 
спроси пустыню!..

Верстакову музыкальные аранжировки в общем-то не требуются. Он прежде всего поэт, потом – автор-исполнитель собственных песен. Но уж если стихотворный текст кто полюбил, то уж никак нельзя исключить, что запоют его под другую мелодию, строки разберут на цитаты и сделают крылатыми, и станут ими любоваться, словно камешки-самоцветы на ладони перекатывая, показывая друзьям-товарищам, кому это также любо.

Война становится привычкой, 
Опять по кружкам спирт разлит, 
Опять хохочет медсестричка 
И режет сало замполит…

Директор Пушкинского дома академик Николай Скатов, исследователь творчества русских поэтов-классиков, видимо, не случайно считает эту песню Верстакова лучшей из всего “афганского” пласта нашей военной поэзии.

Всё просто объясняется. Как поручик Михаил Лермонтов живописал кавказские походы, сидя в полотняном шатре где-нибудь под Валериком, так и советский офицер Виктор Верстаков воочию наблюдал, как “горит звезда над городом Кабулом” или как “пылает город Кандагар”…

Он ходил в рейды со спецназом, прыгал с небес с ВДВ, заступал в пограничный дозор…

Не приняв “перестройку-перестрелку”, которая жестоко прошлась по многим судьбам прямых и горячих людей, полковник Верстаков наперекор высокому начальству не дал в обиду друга по Афгану и единомышленника по творчеству, ушел в запас с должности начальника Студии военных писателей Министерства обороны. Возраст, опыт, знания, авторитет подготовили-подвели его даже к генеральской должности. Но выше всяких званий и должностей для него всегда было звание и призвание Поэта. Им он и остался.

А как тяжело и больно было видеть развал великой державы, несокрушимой армии, как горевал он по утратам, понесённым не “за речкой”, а в России и даже в самой Москве:

Нас опять предадут 
И подставят под русские пули. 
Вас опять предадут 
И заставят стрелять по своим. 
Мы встречались, как братья, 
В Ханое, в Гаване, в Кабуле, 
А недавно – в Москве – 
Расстреляли друг друга сквозь дым.

Сын фронтовика, советский офицер, спецкор военного отдела самой партийной газеты “Правда”, он порою если и не упрекал, то уж точно не одобрял нас, офицеров, сменивших звёзды на двуглавого орла. Но при этом он прекрасно видел-понимал, что нутро, суть свою большинство честных офицеров не сменили. И большинство это, как и сам Верстаков, мучились (и до сих пор муки эти продолжаются), видя, что сотворено над Отечеством. И вот уже пишет:

Пусть красные звёзды в Кремле погасили, 
Пускай над Москвою кружит вороньё. 
Но если мы жить не смогли для России, 
Давайте сегодня умрём за неё.

И в десятый, и сотый, и тысячный, наверное, раз переосмысливая пережитое, перевиданное, перечитанное об Отечестве и его армии, поэт признаётся:

Но до окраины Вселенной 
Лежит – его не зачеркнуть – 
Твой офицерский, твой военный, 
Твой жертвенный и грозный путь.

Офицерские доблести – честь, мужество, верность присяге, воинское братство – даже не красной, но золотой нитью (как шитьё боевых знамён) проходят в стихах Верстакова. Сам походивший боевыми рейдами в Афгане (награждён медалью “За боевые заслуги”) – он негромкий, не впадающий в излишний натурализм, но точный в деталях бытописатель и знаток солдатской души. Вместе с настоящими фронтовиками он вправе сказать: “Войну мы порой называем “работа”… Так же как ушедшие в долгий поход офицеры, он в тяготах и лишениях живёт верой, надеждой и любовью. И любовью к женщине – тоже, ведь по Верстакову, “война и любовь не бывают случайны”.

Зачем же ты, глупая, плачешь во сне 
И видишь нерусские лица? 
Пока я воюю в далёкой Чечне, 
С тобой ничего не случится. 

Беда не придёт в наш родной городок, 
Я это тебе обещаю. 
За слёзы твои,за измятый платок 
Я здесь никого не прощаю. 
А после войны я друзей созову, 
И свадьбу с тобою сыграю, 
И целую жизнь на земле проживу. 
За это я здесь умираю.

(“Любимой”)

Эти две вечные темы – любовь и война — подбрасывают топлива, чтоб не серый пепел был, но горячие угли в поэтической душе. Писал он о девятой роте, которая “сбивает заслоны в безвестном декабрьском первом бою”. То был декабрь 1979-го, когда шурави вошли в Афганистан. А на второй чеченской войне была уже другая легендарная рота – шестая, псковских десантников. И уже её отмечают посмертными геройскими Золотыми Звездами и серебряными крестами ордена Мужества, и поминальными стихами. И у Верстакова в одной строке соседствуют теперь звезда и крест:

Помолись за Россию, 
За всевечную её правоту, 
Лишь бы мы огней не гасили, 
И Звезде служа, и Кресту.

На моздокском военном аэродроме, в казарме, приспособленной под конференц-зал, генерал Виктор Казанцев вручал армейские медали “За укрепление боевого содружества” писателям и деятелям культуры. В из числе был и полковник запаса Виктор Верстаков. Кроме награды привёз он в тот раз из Чечни строки, которые я и поставил эпиграфом к своей книге, поскольку нашёл у Верстакова созвучную моей собственной расшифровку бездонно-глубокого понятия “война”. Обыватель, московский ли, из глубинки ли российской, часто расспрашивает вернувшихся оттуда: что, да как, да почему, да зачем мы едем туда? Вот ответ Верстакова:

Нет правды на войне, но нет её и в мире. 
Благодаря чужой бессмертной лире 
сказал я эту фразу. 
Жаль она одним предлогом правды лишена. 

В войне нет правды — эта мысль точнее, ведь миру мир, 
конечно же, роднее. 
И всё же правда открывалась мне 
Не в мирных буднях, — чаще на войне. 

Там всё острее: цвет, и вкус, и запах, 
Там сходятся в душе Восток и Запад, 
Любовь и ненависть, безверье и мечта… 
И жизнь твоя прекрасна и проста лишь на войне, 
Перед зерцалом Смерти. 

Не верите? Война идёт. Проверьте.

У каждого из нас своё видение войны. Когда он написал что “в декабре есть ещё одна дата без отметки на календаре”, было очень далеко до другого чёрного декабря. Начала двух войн, афганской и чеченской, пришлись на стылый декабрь. “Афганцы”, уже не служившие в армии, “не приняли” войну в своей стране, неприязненно относились к государственным наградам с “царскими” символами, критиковали новую военную форму… за её похожесть на латиноамериканскую. Но отрицание, скепсис, критика уходили, когда запасники если и не побывали на воюющем российском Кавказе, то хотя бы пообщались со своими же собратьями по афганскому походу, которым выпала и эта “гражданская” война, когда увидели нынешних бойцов-окопников, одетых теперь не в “песчанку”, а в камуфляж.

Верстаков по характеру непреклонен и упрям, отстаивая свою точку зрения.

Рвём погоны с плеча, поднимаем к виску пистолеты. 
Но куда нам уйти от армейской несчастной судьбы? 
Остаёмся в строю, чтобы Русь отыскала ответы, 
Примеряя знамёна на ваши и наши гробы.

В стихах и песнях Верстакова много драматичного и трагического. Эти войны – не материал для водевиля. Но он отнюдь не пессимист, и поэзия его не мрачна. Ведь он русский, он офицер. А имя его означает – Победитель…

Борис КАРПОВ

http://www.bratishka.ru/archiv/2004/3/2004_3_9.php

беркут парящий

Ю.А. Слатов. Моя война. Глава сороковая.

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

Как и предполагалось, полевой парк мы покинули тогда, когда солнце стояло в зените, то есть в полдень. Первые «бээмпэшки» колонны, небось, уже стояли на ДП в Герате, а мы только выползали из Торагундей. Как и полагается «крутым» воинам, отряд спецназа ГРУ входил в Афган сурово и величаво. Новенькая техника. Непроницаемые лица командиров и бойцов на «броне». В полной боевой экипировке, в бронежилетах и касках, они с презрением поглядывали на нас: не бритых и помятых. Так смотрели великолепные испанцы Христофора Колумба на диких индейцев при открытии Америки. Ну, ничего. Мы привычные. Мы – «мазута».
Скорость движения не превышала сорока километров в час. Не трудно было догадаться, что ночевать нам сегодня придётся в Герате. Хорошо бы, напротив 101-го полка. Но я не угадал. На привал встали перед городом, на укреплённом блокпосту, или, как мы их называли – «точка номер такая-то». Когда расставили машины, проверили оружие и стали ждать ужина, меня отозвал в сторонку Вишня. Его, и без того хитрая физиономия, в этот раз была просто олицетворением какого-то заговора:
- Юрка! Бочарика позови к себе в кабину.Collapse )
беркут парящий

Культурно-патриотический Центр "Долг и память"

Originally posted by mshurutov at Культурно-патриотический Центр "Долг и память"
Нас не увидишь на парадах,
мы не придворные войска,
в бригадах наших и отрядах -
готовность первого броска.
С. Юрко

10.04.2010 состоялась знаменательная встреча единомышленников в Культурно-Патриотическом Центре "Долг и память". Собрались люди, неравнодушные к судьбе страны, не те, кто бодро рапортует с экрана о "достижениях" в процессе "интеграции" России в "мировое сообщество", не те, кто сопли разводит по типу "все плохо, все пропало, про... мотали все полимеры" - cобрались люди, которые предпочитают делать здесь и сейчас все, что от них зависит, что не зависит - тоже, но ДЕЛАТЬ! Не уповая на помощь власть имущих, не жалуясь на эти самые власти. Потому что собравшиеся очень остро ощущают свою ответственность за путь, которым идет Россия, за происходящее в нашем доме. Они понимают, что патриотизм на ровном месте не вырастет, и делают все возможное (и невозможное тоже! хотя бы в плане конструктивного плодотворного сотрудничества с властями различных уровней в организации мероприятий, в то время, как "оппозиция" предпочитает стоять в позе, например, разной) для патриотического воспитания подрастающего поколения. Ну а вашему покорному слуге посчастливилось присутствовать на данном событии.
В историческом событии принимали участие:
- поэт, автор идеи "Портретная галерея "ДОЛГ и ПАМЯТЬ: Мы сыновья твои, Россия!"" и воплотитель этой идеи в жизнь - Владимир Ильич Счепицкий;
- Хозяйка сайта Автомат и гитара - Плотникова Наталья Владимировна;
- военный бард, журналист Валерий Ипполитович Монастырев;
- бард, поэт, и не только военный :) Владимир Прудников с супругой Ириной (он оказался приятным открытием для нас! Вотъ.);
- военный бард Владимир Май с супругой Ксенией (которая помимо всего прочего еще и стихи пишет, такая вот творческая семья);
Представители творческого объединения авторов-исполнителей "Музыкальный десант":
- поэт Александр Карпухин;
- военный бард, афганец, Сергей Кузнецов с супругой Ириной;
- ну и ваш покорный слуга со своей женой Ириной.
Как говорится в официЯльных материалах, встреча прошла в теплой, дружественной обстановке. :) На самом деле, было очень здорово! Очень по-дружески тепло! Ибо собрались единомышленники, которым нечего делить, но есть что сказать друг другу, которые давно заочно знакомы, благодаря "Автомату", и которые просто-напросто рады были познакомиться уже вживую, что называется. Итак, поехали!
Гостей всречает вот такая стена:

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Рекомендую обратить внимание на воду и запомнить этот факт.Read more... )
</b>
Вот так вот кратенько о замечательнейших людях. О делах. О Хранителях нашей
памяти, нашей истории.
Низкий поклон вам, мужики и сердечное спасибо за то, что вы делаете!
Невозможно передать эмоции от встречи с Историей, от взглядов с портретов,
от чувств, охватывающих в залах Галерей. В самом начале я опубликовал ссылку
на официальный сайт КПЦ. Ловите координаты.